ЭТО ИНТЕРЕСНО

20 сентября 2012

ВИНО В БЕЛОМ ДОМЕ

Вино всегда играла значительную роль на обедах в Белом доме, нот только несколько президентов были непосредственно вовлечены в выбор вин. Отлично задокументировано пристрастие Джоджа Вашингтона к мадейре. Его личная переписка содержит более сотни упоминаний вина и фактов его приобретения, включая ироничные письма, дотированные 1785 годом и адресованные компании Lamar, Hill и Bisset, по поводу крайне высоких цен на мадейру. Он отмечал, что с момента последней покупки вино подорожало на 7 фунтов. Джон Адамс также был ценителем вин и, отправляясь в путешествие в Лондон в качестве помощника в суде Сент-Джеймса, заказал пятьсот бутылок вина.

Но ни один президент не затмил страсти к вину Томаса Джефферсона. Он был увлеченным коллекционером дорогого французского вина – привычка, которую он приобрел, будучи американским эмиссаром во Франции. Среди его писем много писем импортерам и торговцам, в которых он часто заказывал «лучшее старое вино, готовое к употреблению». Не довольствуюсь уже существующими погребами Белого дома, в 1801 году он создал новый оригинальные погреб.
Он был около 5 метров глубиной, под полом в виде помоста находился лед (менявшийся ежемесячно), посыпанный опилками. Джефферсон назвал его ледяным домом.

Томас Джефферсон

Джефферсон также консультировал по вопросам выбора вина президента Вашингтона, Джеймса Мэдисона и Монро. В течение 1784-1789 годов, он создал алфавитный указатель французских вин, подробно описывая свои любимые сорта. Он описывал похвалами Hermitage Blanc, которое он назвал «изящным вином в мире», Chateaux Margaux и La Tour de Segur, а также Hautbrion и Obrion (авторское написание сохранено) и de la Fite (авторское написание сохранено).

В 1784 году 41-летний Джеффирсон был направлен в Париж в качестве американского посланника, в его обязанности входило подписание международных договоров и коммерческих сделок. «он приобрел о винах такие глубокие знания, какими в то время не мог похвастаться ни один американец», - писал Джеймс М.Гэблер, автор книги «Вина и путешествия Томаса Джефферсона» (Jemes M.Gabler, The Wine and Travels of Thomas Jefferson). Джефферсон немедленно окунулся в атмосферу купли продажи и приобрел 276 бутылок вина. Он навести Бенджамина Франклина, который жил в то время во Франции, его погреб насчитывал 1100 бутылок. На Рождество 1794 года Джефферсон приобрел еще 36 бутылок лучших вин (Margaux, Haut-Brion, Lafite Rothschild, Latour).

Особенно Джефферсону нравилось Chateau Leoville 1784 (вино было широко известно до того момента, когда его разделили на несколько видов). Он считал, что Chambertin – лучшее бургундское вино, затем следовали Vougeot и Vosne, «потому что они самые крепкие и перенесут транспортировку». Гэблер считал, что Volnay стало безусловно любимым красным вином Джефферсона, потому что оно стоило в четыре раза дешевле Chambertin и Vougeot, и было готово к употреблению уже через год.

Джефферсон заказывал доставку вина прямо в бутылках (а не в бочках), что сокращало возможность обмана. Он требовал ( и получал) свои вина, бутилированные непосредственно в поместьях, что, в общем-то, не являлось стандарт ом для Бордо и Бургундии до начала 1930-х годов.

В 1985 году бутылка Lafite 1787 с выгравированными инициалами Джефферсона (предположительно из его частной коллекции) была выставлена на аукционе Christie’s в Лондоне. Она была продана за $155 242 (самая высокая цена, которая была уплачена за одну бутылку вина) Малкольму Форбсу (Malcolm Forbes), издателю журнала Forbes. Для Форбса происхождение вина играла первоочередное значение, впоследствии он поместил бутылку на всеобщее обозрение среди других вещей, когда-то принадлежавших президентам, в музее в своем доме.

Когда в 1801 году Джефферсон стал президентом, он взял шеф-поваром француза Оноре Жульена (Honore Julien) и назначил еще одного француза, Этьена Ламара (Etienne Lamare) управляющим в Белом доме. Будучи президентом, он самостоятельно решал все вопросы, связанные с едой и изящными винами. В первый год его пребывания на посту счета Белого дома на за продукты составляли $6000, а расходы на вино $7597. За время своего пребывания на посту президента он приобрел около 20 000 тысяч бутылок европейского вина. Обычно обед подавался в 4 часа дня, и беседы Джефферсона затягивались до наступления темноты. Традиционно в Америке XVIII века на обед подавалось пиво и сидр, а вино предлагалось только после окончания трапезы.

Джефферсон считал, что одной бутылки достаточно для трех человек. «Я не большой любитель выпить», - написал он однажды. «Мое представление о трезвости – 3 или 4 бокала за обедом и ни капли в остальное время». Основываясь на размерах бокалов в те времена можно сказать, что это ровнялось 260-350 мл вина ежедневно.

Сара Полк (Sarah Polk), жена президента Джеймса Полка (1845-1849), не позволяла танцевать в Белом доме и недолюбливала алкоголь. (Крепкий виски появился здесь во времена администриции Мэдисона, иногда люди пили слишком много и дурно себя вели). Миссис Полк запретила виски. Вместо этого закупила столовые вина (в бочках), в результате вино стало одним из самых больших расходов семейства Полк. В дневнике в 1845 году Сара пишет о том, что во время одного обеда на 40 человек в Белом доме бокал для 6 различных вин «выстроились радугой вокруг каждой тарелки».

Сара Полк

Ко времени правления Абрахама Линкольна на официальных банкетах в Белом доме обычно подавалось 6 различных сортов вина. Однако менее 10 лет спустя, во времена администрации Ратерфорда Хейса, любые вина были исключены из президентских обедов, для того чтобы изменить существующие традиции и ограничить употребление алкогольных напитков. Из-за запрета алкоголя первая леди Люси Уэбб Хейс получида прозвище Лимонадная Люси.

 Люси Уэбб Хейс (Лимонадная Люси)

Однако были и исключения. В 1877 году на обеде в честь великого князя Алексея вино подавалось в изобилии. Однако после этого алкоголь вновь был запрещен, Уильям Сил (William Saele), автор книги «Президентский дворец» (The President’s House), отмечал: «Стиль Хейса соответствовал моральным принципам новой эпохи. Это иллюстрировало намерение Хейса приспособить жизнь Белого дома к новым моральным идеалам общества, возникшим после Паники 1873 года. Яркая эпоха Гранта закончилась».

В период между Первой мировой войной и принятием «Сухого» закона поставки вина в Америку упали до минимума. Президент Герберт Гувер (1929 – 1933) чувствовал себя обязанным соблюдать «Сухой» закон, что не мешало ему обычно останавливаться в бельгийском посольстве (иностранные представительства не попадали под действие Восемнадцатой поправки) на 6-часавой вечерний коктейль.

Герберт Гувер

Когда в 1939 король Георг VI и королева Елизавета почтили визитом Белый дом, президент Франклин Рузвельт проделал большую работу, чтобы узнать вкусы высоких гостей в отношении вина и прочего алкоголя. В официально президентском досье по Великобритании, было несколько писем, поощрявших подачу американских вин королевской чете. Однако миссис Генриетта Несбитт, управляющая в Белом доме, настояла на том, чтобы королю и королеве на торжественном обеде подавали только иностранные вина.

Объяснения этому можно найти на четырехстраничном письме от посла Уильяма Буллита президенту Рузвельту, которое раскрывало предпочтение королевских особ: «Не подавайте ничего, кроме Veuve Clicquot и шампанское Pommery-Greno лучших урожаев». Рузвельт заказал сотню бутылок, датированных 1928 годом. Также от королевского лакея посол Буллит узнал, что монархам потребуется «несколько подносов с бокалами, лед, графин с лимонным и апельсиновым соком и все, что необходимо для приготовление коктейлей и других напитков».

Значительное количество белого вина и шампанского было выпито во время Гарри Трумана, но, к сожалению, в записях Белого дома не удалось обнаружить имена поставщиков или марок вина. Сложно представить двух более разных президентов, чем Эйзенхауэр и Кеннеди. В своей книге «Дамы вперед: моя жизнь в Белом доме во времена Кеннеди и американских посольствах в Париже и Риме» писатель Летиция Болдридж (Letitia Boldrdige) передает впечатление пианиста Леонарда Бернштейна, который играл для обоих президентов. «Во времена Эйзенхауэра, - говорит он, - еда была обычная, и вина не представляли ни какой ценности. Однако при Кеннеди (который отдавал предпочтение Chateau Petrus) обеды производились не за П-образными столами, а ставилось много не больших столиков, за которыми сидело по 10 человек, они накрывались в смежных комнатах, что создавала впечатления обеда с друзьями. Еда была восхитительна, вина великолепны. Люди громко смеялись, рассказывали истории, шутили, наслаждались компанией и были рады присутствовать там».

Гарри Труман

Джон Кеннеди на торжественных обедах предпочитал высококлассные французские вина. Согласно архивам администрации подавалось Chateau Haut-Brion 1955 с жаренным молодым ягненком, Piper Heidseick 1955 c мороженным и Chateau Gruaud-Larose 1955 с куропаткой по американский. В ответ на крику, что блюда в меню и и вина были слишком французским, описанию еды были преданы английские черты. А также на столе стали чаще появлять американские вина. В июне 1963 года, Inglenook Pinot Chardonnay подавалось с лососем, а на обеде в честь виолончелиста Пабло Казальса подавалось Aimaden Cabernet Sauvignon и говяжье филе.

Джон Кеннеди

Говорили, что президент Ричард Никсон был неравнодушен в Chateau Margaux знаменитого урожая 1959 года. Автор «Последних дней» (The Final Days), скандально известный журналист Карл Бернштайн (Carl Bernstein), писал, что на официальных обедах Никсон мог открыть для себя бутылку Margaux и завернуть ее в льняную салфетку, чтобы не было видно этикетки, а гостям подавали более низкой категории или калифорнийское каберне.

Ричард Никсон

Если верить одной газетной вырезке, выбор президента Джеральда Форда вин из Мичигана и Огайо неоднократно критиковался, по этому он перешел на более популярный калифорнийские вина. Президент Линдон Джонсон и его жена пировали много, но в «обеденных списках» Белого дома не указано вино. Президент Джимми Картер и его жена Розалин пили немного, и, казалось, предпочитали виски с содовой вину или пиву. И хотя Картер не был трезвенником, он часто проводил концерты на лужайке перед Белым домом без всякого алкоголя. Любопытно, что с момента ухода с поста президента Картер начал бутилировать вина.

Линдон Джонсон и его жена

Президент Рональд Рейган был почитателем вин своего родного штата и активно их поддерживал. Во время приема французской делегации в 1982 году, он сделал следующий комментарий: «Я надеюсь, вы все понимаете, что мы знаем как французы умеют ценить изящные вина, поэтому сегодня мы решили попотчевать вас калифорнийскими».
Отношение президента Джорджа Буша старшего к вину можно проиллюстрировать одной постоянно повторяемой им шуткой. Он так часто называл свою собаку знаменитостью (она была одним из важных персонажей в книге, которую написала его жена Барбара), что она в это поверила. «Вчера я дал ей миску Alpo, а он попросил карту вин Белого дома».

Рональд Рейган

По словам Ди-Ди Майерса (Dee-Dee Myers), секретаря Билла Клинтона, президент любил вино, но пил его не слишком часто, так как у него была аллергия. Однако он был хорошо осведомлен о винах, и на торжественных обедах отдавал предпочтение винам лучших хозяйствах Калифорнии и Орегона, таких как Newton Chardannay «Unfiltered» 1996, Swanson Sangiovese «Estate» 1995, и Mumm «DVX» 1993 из долины Напа на ужине в феврале 1998 года; и Cuvaison «Carneros» Chardonnay 1995г, Ponzi «25th Anniversary» Pinot Noir 1995 и Iron Horse Blanc de Blanc L.D. 1991 в 1997 году.

Билл Клинтон

 

otherNews

2 апреля 2015

ВВВВВВВВВВВВВВВв